Государственный Академический Театр Классического Балета
под руководством Н. Касаткиной и В. Василёва.

все жанры кроме скучного

Балеты/«Маугли»/Либретто

А. Прайер «Маугли»


Балет Маугли

Первый акт

Пролог. Солнце садилось за холмы Сионийские. Поселенцы Вайнгунги после традиционного праздника возвращались в свою деревню.


Глава первая. Человеческий детёныш.

«Ночная песнь джунглей»

На крыльях Чиля пала ночь,

летят нетопыри.

Стада в хлевах, — свободны мы

До утренней зари…

Удары когтя, стук зубов

слились в кровавый стон…

Внимай! Охоты доброй всем,

Кто Джунглей чтит закон.


Мессуа отстала от шествия поселян. Её маленький сын сначала вздремнул у неё на коленях, а потом она никак не могла увести его из потемневшего леса. Ребёнок убегал от матери. Мессуе не удавалось его догнать.

Из глубины зарослей донёсся злобный вой и, наконец, раздалось громовое «аррр…» тигра упустившего добычу. Затем Шер-Хан выпрыгнул из темноты, за ним шакал Табаки (трус и блюдолиз, но, взбесившись, он не боится никого и даже Тигр бежит и прячется, когда бесится маленький Табаки).

Шер-Хан и Табаки пытались настичь Человеческого Детёныша, но тому удалось исчезнуть в зарослях! Шер-Хан и Табаки бросились вслед.

Мать Волчица лежала, уткнувшись серой мордой в своих щенков, копошившихся на полу. Луна сияла в отверстие пещеры. Прямо перед ними стоял маленький ребёнок, он глядел в глаза Волчицы и улыбался. Ребёнок растолкал волчат, теснясь поближе к тёплому меху.

Внезапно лунный свет, сиявший в отверстие пещеры померк — голова Шер-Хана загородила вход.

«Что нужно Шер-Хану?»

«Человеческий Детёныш — отдайте его мне!»

«Человеческий Детёныш наш — это я Ракша (»Сатана«) отвечаю тебе!»

«Посмотрим, что скажет Стая!» — прорычал Шер-Хан.

«Лежи смирно, Маугли, ибо Маугли-Лягушонком стану я тебя называть. Наступит время, когда ты будешь охотиться за Шер-Ханом, как он охотился за тобой».

А в Джунглях мама Мессуа напрасно звала своего сына.

Акела — седой Волк, управлявший Стаей силой и разумом, провозгласил: «Глядите хорошенько. Глядите о Волки!» Щенки кувыркались и возились в центре круга. Взрослые Волки осматривали щенков. Наконец к центру подтолкнули Маугли, где он уселся смеясь.

«Детёныш мой!» — это был голос Шер-Хана.

«На что Свободному племени Человеческий Детёныш?!»

«Кто говорит в пользу Человеческого Детёныша?» — вопросил Акела.

Тогда Балу — Медведь, обучающий волчат Закону Джунглей, прорычал: «Я заступаюсь за Человеческого Детёныша, я сам займусь его воспитанием!»

Чёрная тень упала посреди круга и Чёрная Пантера — Багира промурлыкала: «Убивать голого детёныша — позор! Он может быть полезным вам, когда вырастет, или я плохо знаю людей!»

«Уведи его — сказал Акела Ракше — и воспитай, как приличествует сыну Свободного Племени». Шер-Хану пришлось отступить.

Мама Мессуа и её односельчане так и не смогли разыскать в Джунглях ребёнка.


Глава вторая. Закон джунглей.

А теперь пусть зритель потрудится пропустить 10–11 лет. Маугли рос да рос, становился всё сильней и сильней и что было делать мальчику не имеющему представления о том что значит учить уроки?

«Наставления Балу»

Пятна — Барса украшенье; гордость Буйвола — рога.

Будь опрятен: в блеске меха ты страшнее для врага.

Если Бык тебя бодает иль копытом бьет Олень —

не скули: про то мы знаем долгий век — не первый день.

Не тесни щенка чужого; будь ему, что брат родной:

Медвежонок неказистый мать приводит за собой!

«Кто подобен мне?» кичится первой жертвой юный Волк.

Лес велик, а ты ничтожен: ты б подумал и умолк.


В эти дни Балу обучал Маугли Закону Джунглей. Человеческий Детёныш — Дитя Человека и должен знать все Законы Джунглей. «Я обучаю его Владычному Слову Джунглей. Мы одной крови — ты и я. Оно защитит его от птиц и змеиного рода, и от всех четвероногих охотников, кроме собственной стаи».

«Песнь бандар-логов» — обезьяньего племени

Мчимся мы цепью, отваги полны,

в свете завистливом бледной луны.

Правда, завидны вам наши прыжки?

Правда, вам трудно без цепкой руки?

Правда, что хвост наш — венец красоты?

Луком Амура концы завиты!

Нет? Ну, так что же! Ведь все впереди:

Только болтался бы хвост назади!

Как мы искусны во всем, погляди!

вот, сцепив ряды живые, бойко скачем в высоте,

и качаемся с лианой, и кишим в любом кусте.

Мы клянемся всем великим: нашим гамом и возней —

ждут нас подвиги лихие между небом и землей!


«Вверх — вверх! Чилло! Илло! Глядите вверх! Это я Чиль! Бандар-Логи утащили Маугли в город Обезьян. Мальчик сказал мне Владычное слово!»

«Арулла Вагуа! — рычал Балу — дурак же я! Почему не предостерёг Маугли от Бандар-Логов?!»

«На каждого свой страх, — мяукнула Багира. — Обезьяны боятся Каа — Каменного питона — пойдём, позовём его».

В городе Обезьян шла битва. Несколько обезьян подхватили Маугли. Плотная масса Бандар-Логов сомкнулась над Багирой. Балу утонул с головой в живой волне обезьян. Тогда Каа выпрямился и ринулся вперёд. Обезьяны разбежались с криками «Каа — это Каа». Маугли обернулся и увидел качающуюся голову Каа.

«Мы одной крови ты и я! Отныне моя добыча — твоя добыча о Каа!».

«Хорошо сказано, по всем правилам» — пробормотал Балу.

«Отважное сердце и сладкая речь», — прошипел Каа.

«Добро! Теперь начинается танец — Танец Голода Каа!» — Не гоже тебе видеть это« — и друзья, предварительно хорошенько отлупив ослушника, увели Маугли подальше от страшного зрелища. Только Коршун Чиль стал свидетелем невиданного побоища.


Глава третья. Первые шаги Маугли на человечьей тропе.

В полдневный час в пыли равнин

едва заметна тень —

сейчас она, как ночь, черна,

а в сердце — светлый день.

В тиши утра скала и куст —

один веселый звон…

Кричи же: «Отдых добрый — всем,

кто Джунглей чтит Закон!»

Скорей в берлоги! Солнце шлет

лучи наперерез!

Качаясь, шепчется бамбук,

и шевелится лес.

Мигают сонные глаза,

на них ночная тень,

и утки плещутся, крича:

«Для Человека — день!»


На тропинке показалась девушка. Маугли раздвинул лианы и следил за ней. Он видел как Агни (так звали девушку) раздувала огонь в корзиночке. Маугли удалось отобрать у девушки «Красный цветок», несмотря на отчаянное сопротивление Агни.

Маугли вспоминал: «До того, как я стал Волком, я лежал возле „Красного цветка“ и мне было тепло и приятно». Но Волки почему-то панически пугались огня.

В деревне у Вайнгунги, дети весело играли с маскарадным Слоном. Традиционный праздник вновь наступил.

Маугли с интересом подсматривал за играми Человеческих Детенышей. Но вот снова появилась Агни. «Что это? Что это?» Внутри у него что-то стало щемить, дыхание его стеснилось. Агни больше не боялась Маугли, скорее это он испытывал необъяснимый страх. «Я Волк» — «Нет, ты человек». Как поверить в это?

Шер-Хан и Табаки шли по следам Маугли. Табаки пробовал смеяться над ним, но тот проучил Шакала и Табаки взбесился.

«Человек! Человек» — взревел Шер-Хан. «Отдайте мне Человека!» Стая вторила ему.

«Мы ничего не можем больше сделать, разве, что драться!» — прошептала Багира.

«Я Человек, — вскричал Маугли — я принёс сюда немного „Красного Цветка“, которого вы так все боитесь!»

Маугли бил Шер-Хана горящей веткой. «Опалённая кошка Джунглей ступай теперь!»

Волки разбежались. С Маугли остались только Акела, Мать Волчица, Балу, Багира и те из волков, что держали его сторону.

Второй акт


Глава четвёртая. Тигр — тигр.

Песнь Маугли, которую он пел на скале совета,
когда плясал на шкуре Шер-хана

Песнь о Маугли пою я, Маугли. Джунгли, внемлите делам моим.

Шер-Хан сказал, что убьет — убьет. В сумерки у околицы хотел он Маугли,

Лягушонка, убить!

Я один на пастбищах. Ко мне, Серый Брат! Ко мне, Одинокий Волк, большая

добыча идет!

Коршуны слетелись убедиться в этом. Черные муравьи сползаются проверить.

В честь тигра — большое собрание.

Все Джунгли знают, что я убил Шер-Хана. Глядите, хорошенько глядите,

о Волки!

Агай! Мое сердце отягчено вещами, не понятными мне…

Как Манг летает между зверьми и птицами, так я буду летать между деревней

и Джунглями. За что?

Я пляшу на шкуре Шер-Хана, но тяжесть на сердце моем…


«Человек со змеиным языком, если ты сможешь уйти из Холодных пещер — все цари будут служить тебе!» Прошипели белые от отсутствия света в подземелье Кобры — хранительницы несметных сокровищ. Здесь Маугли нашёл Королевский Анк-клинок на рукоятке, которого горел круглый рубин. «Это будет ярче, чем глаз Багиры. Доброй охоты». Кобры не тронули его и Маугли покинул подземелье.

Акела — Одинокий Волк лежал у подножья Скалы Советов, в знак того, что должность его не занята. Акела промахнулся на охоте. Шер-Хан прогуливается неподалёку. Он рассчитывал занять место слабеющего предводителя Стаи.

«Кто возьмется прекратить жизнь одинокого Волка?!» — вопросил Акела. Последовало долгое молчание, ибо никто не хотел биться с Акелой насмерть.

«Акела волен жить, как ему угодно! Вы не убьёте его, ибо такова моя воля! Воля Владыки Джунглей! А сейчас я хочу заплатить свой долг!» — вскричал Маугли.

Битва с Тигром была смертельной. Маугли нанёс удар Шер-Хану Королевским Анком. А Акела, собрав последние силы, бросился на помощь Маугли и ни разу не промахнулся.


Глава пятая. Человек уходит к людям.

Человек уходит к людям. Повести об этом в Джунглях:

бывший братом нам уходит навсегда!

Слушай, о лесное племя, слушайте, народы Джунглей:

вы видали ли, чтоб вспять текла вода?

Человек уходит к людям…Посмотри, он плачет в Джунглях!

Бывший братом нам горюет, как щенок…

Человек уходит к людям. (Как его любили Джунгли!)

Человечий след отныне нам далёк…


«Сила ушла из меня, но это не я. Я слышу двойные шаги на моём следу. „Красный цветок“ в моём теле! Я не знаю что со мной?» — вопрошал сам себя Маугли. У всех обитателей Джунглей в эту весеннюю пору были свои заботы: одни охотились, другие возились с недавно родившимися детёнышами. Только Мать Волчица явилась, чтобы разделить со своим Маугли-Лягушонком Томление Весны.

«Иди же сюда» — раздался зов мамы Мессуа. «Но это уже не сын мой — это лесное видение».

«Гай — Май! — О мать, мать, как тяжело у меня на сердце! Я ухожу мать!»

«Вернись, ибо я люблю тебя» — прошептала Мессуа.

К Скале Советов, на зов Маугли «Мы одной крови!», явились Чиль, Багира, Балу, дикобраз Саги и Каа.

Меж деревьями мелькали поселяне, и среди них Маугли видел Агни! Все они занимались весенними делами на полях и весенними играми. До Маугли им не было никакого дела.

«Доброй охоты тебе на новом следу, Владыка Джунглей!»

«Гай — Май — Братья Мои! Я не знаю что со мной; я не хочу идти, но какая-то сила тащит меня за ноги».

Звёзды побелели, и обитатели Джунглей покинули поляну. Всходило солнце. Маугли шёл человечьей тропой вслед за мамой Мессуей. На поляне осталась в одиночестве Мать-Волчица.

Это последний из рассказов о Маугли.

Билеты на балет в Москве: +7 (499) 372-05-33 (многоканальный), +7 (495) 945-25-01, tickets@classicalballet.ru. Стоимость билетов от 550 до 3 500 рублей.